Мы все говорим о своем желании быть принятым Другим, а принимаем ли мы его сами?  Имеем ли мы право ожидать или требовать то, чему не научились сами? А сможем ли мы заметить, что кто-то принимает нас, если сами ни разу не испытали этого переворачивающего душу состояния? 

Порой мы видим в других множество недостатков, не замечая своих таких же. Или считаем  других причиной своих неудач, не видя последствий лично  своих действий или слов. Или считаем, что добившись желаемых  изменений от других, мы сможем обрести мир и счастье… так и тратим свою жизнь на борьбу с ней… 

К чему может привести такое отношение к другим и себе? Что происходит, когда я пытаюсь изменить мир и не беру ответственность за собственные изменения? Растет напряжение и неудовлетворение, конфликтам нет конца, неоправданные ожидания сменяются разочарованием… а дальше - тупик. И выход из него там же, где и вход:  изменись сам и тогда все вокруг тебя начнет меняться.  А иначе мы до старости останемся инфантильными принцессами и принцами, сидящими в своих темных башенках и ожидающими волшебного спасения или спасителя…

Фраза противоречивая, но иногда вдохновляет.

"Если ты ждёшь, что кто-то примет тебя "таким, как ты есть", то ты просто ленивое мудло. Потому что, как правило, "такой, как есть" - зрелище печальное. Меняйся, скотина. Работай над собой. Или сдохни в одиночестве." (Ф.Раневская)


А для любителей более поэтичных метафор хочу привести здесь известную уже многим китайскую притчу о Вызывателе Дождя

Один китаист был с коллегами в Китае в командировке; они изучали местные обычаи. И вот однажды им звонит китайский коллега и говорит: «В одной провинции уже четыре месяца не было дождя. Гибнет урожай, людям грозит голод. Три деревни собрали последние деньги и решили привезти из другой провинции вызывателя дождя. Вам, наверное, будет интересно посмотреть на него. Только учтите: я вам ничего не говорил, потому что коммунистическая партия Китая колдовство решительно не одобряет».

Ученые, конечно, воодушевились, срочно придумали какой-то этнографический повод и отправились по указанному адресу. Приехали в деревню, и в тот же день туда привезли вызывателя дождя — маленького сухонького старичка-китайца. Он запросил себе хижину на отшибе деревни и чашку риса в день. А с нашими учеными разговаривать наотрез отказался. Старшина деревни сказал: сейчас заклинателю нужно сосредоточиться, подождите, пока он выполнит свою работу. Можете пока пожить у меня дома.

На третий день пошел дождь. Старичок взял свои (огромные по местным меркам) деньги и засобирался в обратный (весьма неблизкий) путь. Старшина опять передал ему просьбу ученых. На этот раз заклинатель согласился уделить им немного времени.

— Расскажите, как вы вызвали дождь, — сразу, чтобы не терять времени даром, спросил старичка мой знакомый. — Наверное, существует какой-то специальный обряд? Он передается по наследству?

— Вы с ума сошли?! — изумился старичок. — Я вызвал дождь? Я что, маг? Неужели вы могли подумать, что я, в своем ничтожестве, могу управлять могучими стихиями?!

— Но что же тогда вы сделали? — обескуражено спросили китаисты. — Ведь дождь-то идет…

— Никто не может изменить никого, — назидательно подняв палец, сказал старичок. — Но каждый может управлять собой. Я, скажу без ложной скромности, достиг некоторых вершин в этом искусстве. И вот я приехал сюда, в правильном, гармоничном состоянии, и увидел, что здесь все неправильно. Нарушен порядок вещей, гибнет урожай, люди в отчаянии. Я не могу этого изменить. Единственное, что я могу, — это изменить себя, то есть стать неправильным, присоединиться к тому, что здесь происходит. Именно это я и сделал.

— Ну, а потом? Откуда дождь-то?

— Потом я, естественно, работал с собой, возвращая себя обратно в правильное состояние. Но поскольку я был уже един со всем прочим здесь, то и оно вместе со мной, постепенно, с некоторой инерцией, но вернулось на правильный путь. А правильным для этой земли сейчас является ее орошение. Вот поэтому и пошел дождь. А вовсе не потому, что я его «вызвал»…

— Но если все так просто, почему же вы взяли за это такие большие деньги? — спросил один из ученых. — Крестьянам пришлось буквально продать последнюю рубашку, чтобы заплатить вам…

 

— Потому что я уже старый и немощный человек, а когда я присоединяюсь к дисгармонии, мне становится так же плохо, как и всему вокруг. Это очень тяжелая работа. Добровольно перейти из правильного состояния в неправильное — стоит очень дорого. А вывести за собой в правильное состояние из неправильного - еще дороже.